«Роскосмос»: связь между враньём Президенту и развалом охраны режимных объектов

06.02.2019
«Роскосмос»: связь между враньём Президенту и развалом охраны режимных объектов

Всё последнее время деятельность «Роскосмоса» сопровождают те или иные скандалы. И вот ещё один: СМИ уличили главу госкорпорации Дмитрия Рогозина в недостоверности отчёта, представленного не кому-нибудь, а самому Президенту России Владимиру Путину. Руководитель «Роскосмоса» бодро сообщил о произведённых в 2018 году 22-х космических пусках, однако, это оказалось неправдой. Рогозин похвалился тем, что такое большое количество пусков свидетельствует о восстановлении позиций нашей страны на международном рынке пусковых услуг. Проблема в том, что само число пусков оказалось сильно завышенным. На самом деле в минувшем году «Роскосмос» произвёл всего лишь 17 пусков, а не 22. Причём, это если считать неудавшийся пуск «Союза».

Оказалось, что Рогозин лихо прибавил к числу российских пусков 2 запуска кораблей «Союз» в интересах Европейского космического агентства с космодрома Куру, а также бросковое испытание ракеты «Сармат» и заодно пуск «Ярска». Первый – перспективный российский стратегический ракетный комплекс шахтного базирования 5-го поколения с тяжелой многоступенчатой жидкостной межконтинентальной баллистической ракетой. Второй – стратегический ракетный комплекс с твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой мобильного и шахтного базирования с разделяющейся головной частью. Однако к космосу они отношения не имеют.

То, что глава «Роскосмоса» не побоялся ввести в заблуждение самого Президента – лишь верхушка айсберга, скрывающего то, как в госкорпорации принято вести дела. Ярким примером такого отношения к делу и сотрудникам, за которым, возможно, стоит что-то большее, чем просто чиновничье равнодушие, является организация охраны стратегически важных объектов «Роскосмоса».

Как охраняют режимные объекты «Роскосмоса»

Научно-производственный центр автоматики и приборостроения (НПЦАП) имени академика Н.А. Пилюгина принято считать одним из лидеров ракетно-космической отрасли нашей державы. Сотрудники этого важнейшего для поддержания обороноспособности государства предприятия занимаются разработкой и производством автономных систем управления для ракетно-космической техники. В условиях жесточайшей конкуренции на международном космическом рынке, где другие страны не гнушаются самыми грязными методами, чтобы выбиться вперёд, охрана научно-производственных секретов является главной задачей для любого здравомыслящего человека. Вот только не для тех, кто занимается этим напрямую.

Как известно, чем меньше чужих людей посвящено в тайну (в данном случае – государственную), тем выше вероятность её неразглашения. Охраной объектов «Роскосмоса» занимается фактически сам «Роскосмос», что вполне логично. Так, НПЦАП им. Пилюгина охраняет дочернее предприятие «Роскосмоса» АО НТЦ «Охрана». С 2017 года возглавляет ведомственную охрану «Роскосмоса» Генеральный директор С.В. Супрун, человек не простой, а, как положено – из органов. Был в своё время полковником в уральском ФСБ. В кулуарах госкорпорации поговаривают, что занял столь высокий для обычного полковника пост благодаря тёплым отношениям с бывшим коллегой по службе – заместителем генерального директора по безопасности «Роскосмоса» С. Дёминым.

И с этого времени в «Охране» стало твориться что-то невообразимое. Постоянные нарушения, внутренние и внешние разборки практически парализовали нормальную работу сотрудников. Немалую роль в этом, наряду с Супруном, сыграл и будущий директор Московского филиала «Калужский» Р.М. Хуснетдинов (именно этот филиал и занимается поддержанием безопасности на Заводе им. Пилюгина). Последний – человек тоже непростой. Был первым заместителем руководителя аппарата Правительства Московской области. Знающие его люди были немало удивлены, когда столь значительное лицо скромно согласилось на невысокую зарплату простого специалиста в филиале «Калужский».

Фактически назначение Хуснетдинова на столь низкую для него должность было прикрытием для внедрения данного человека на Завод в качестве агента, собирающего нужную Супруну информацию о деятельности предприятия, а также способную скомпрометировать его директора Е. Межирицкого. Завод начинают бесконечно проверять: как соблюдается режим секретности, как обеспечивается сохранность информации государственной важности, и по многим другим вопросам. При этом проверки внеплановые: заканчивается одна, тут же начинается следующая. Когда долго раскапываешь, что-нибудь да «раскопаешь», верно? В итоге обнаруженные «недостатки» стали поводом для снятия с должности зам. директора Завода по безопасности. Его место даже остыть не успело: его тут же занял другой ставленник С. Дёмина О. Аносов.

А что же сам Супрун? А он тоже времени не терял: скорее всего, по его личному указанию его советник по безопасности А. Ямпольский занимался созданием агентурной сети в НПЦАП им. Пилюгина, оказывая давление на директора охраняющего его филиала. Предложение поступило уже через месяц после назначения Супруна – как будто по нотам разыгрывалась давно сочинённая и тщательно подготовленная пьеса. Однако директор филиала, до прихода новых руководителей добросовестно исполнявший все задачи по охране вверенного ему объекта, в резкой форме отказал столь абсурдному требованию. Ведь Завод им. Пилюгина – занимающийся секретными разработками режимный объект. Поэтому какой-либо сбор информации на нём, тем более с созданием агентурной сети – действие незаконное и недопустимое. Такая принципиальность, после второго настойчивого предложения от другого зама Супруна В. Широкова, стоила директору увольнения.

На его место пришёл лояльный к руководству ведомственной охраны «Роскосмоса» человек, сразу же занявшийся активным поиском компромата на руководство Завода им. Пилюгина для последующего доклада Хуснетдинову. Который через короткое время сам стал директором того самого филиала. И вот тут-то у «Охраны» начались настоящие проблемы.

Без еды и форменной одежды

Отношение к сотрудникам ведомственной охраны «Роскосмоса» просто ужасное. Словно следуя точно разработанному плану, условия их труда сознательно ухудшают. Охранникам не выдают положенную им форменную одежду. Прошлую морозную зиму те, кто стоит на рубеже защиты важнейших научно-технических секретов страны, провели в старой изношенной форме, либо вообще вынуждены были приходить на работу в своих вещах. Были отменены надбавки за секретность – и это при том, что средняя зарплата сотрудников «Охраны» не превышает 15-17 тысяч! А, может, таким образом их толкают на то, чтобы эту самую секретность и не соблюдать – так сказать, с чистой совестью? Для этого всё и делается? Разбираемся дальше.

В случае каких-либо происшествий рядовых охранников незаконно штрафуют на 50 тысяч рублей, словно должностных лиц, и, в нарушение устава, расширяют их должностные обязанности. Некоторым сотрудникам приходится выполнять роль курьеров – причём, ещё и с оружием, развозя документы от одного высокопоставленного чиновника к другому. Права работников не соблюдаются даже на элементарном уровне.

В НПЦАП им. Пилюгина охранник в одиночестве находится на суточном посту бессменно все 24 часа – не имея права выйти. Представьте: человек сутки (!) находится без еды, без отдыха и просто без возможности удовлетворения естественных надобностей. При этом он должен неотрывно следить за множеством мониторов, хотя это напрямую нарушает приказ Минздрава, гласящего, что находиться перед экраном больше, чем четыре часа подряд, нельзя. Более того, нарушается 37-я статья Конституции, гарантирующая каждому россиянину право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. Голодный, уставший и плохо одетый человек мало на что способен. Особенно на то, чтобы охранять режимный объект. Показательно, что и неоднократные обращения в надзорные органы никакого эффекта не имели: ни прокуратура, ни трудовая инспекция не сочли нужным взять на себя обязанности проведения соответствующих проверок.

Самое страшное, что «Охрана» испытывает чудовищный кадровый голод: на посты ставить практически некого. Нехватка людей ощущается на всех уровнях – от рядовых охранников, постоянно пишущих докладные записки, до руководителей среднего звена, так же регулярно обращающихся к руководству «Охраны» в лице Супруна и Хуснетидинова и самого завода им. Пилюгина с сообщениями о своём катастрофическом положении. Один пост уже закрыт, другие – под угрозой закрытия. Потому что добросовестные сотрудники понимают, что не могут обеспечить объект нужным уровнем безопасности и не хотят гробить людей, и так работающих за копейки.

Для чего расшатывается охрана «Роскосмоса»?

А теперь попробуем сложить все эти факты воедино, чтобы увидеть общую безрадостную картину. Вполне вероятно, что реализуется некий грандиозный план, способный привести к развалу космической отрасли нашей страны. С какой целью это делается? Может быть, как и многое в России, из-за денег – идёт скрытый передел собственности и должностей. А, возможно, всё ещё страшнее: «Роскосмос» разваливают в угоду заокеанским конкурентам. Шпионские скандалы уже не раз сотрясали госкорпорацию.

Многие помнят нашумевший случай в ноябре 2018 года, когда на «охраняемую» территорию режимного объекта беспрепятственно въехали доблестные росгвардейцы – причём не на конях с шашками наголо, а всего-навсего на обычном такси. Напрашивается параллель с самолётом Матиаса Руста, севшим в 1987 году на Красную площадь для демонстрации всему миру плачевного состояния защиты границ существовавшего тогда государства. Неужели здесь примерно то же самое? Вспомним громкое задержание в июле 2018 года главы ГПО им. Лавочкина С. Лемешевского и сотрудника головного института «Роскосмоса» ЦНИИмаш В. Кудрявцева по делу о государственной измене. Причём последний был обвинён в передаче секретной информации разведке одной из стран блока НАТО.

Казалось бы, после такого надо мобилизоваться, и все ресурсы бросить на защиту научно-технических секретов. Но этого не произошло. Наоборот, положение ухудшается с каждым днём. Все мы знаем, откуда начинается процесс разложения: и если сам глава «Роскосмоса» предоставляет руководителю государства ложную информацию, чего же ждать от его подчинённых – Супруна и Хуснетдинова? Возможно, самого худшего.

http://www.sitebs.ru/blogs/44631.html

Источник